Главная » 2016 » Август » 8 » Наши лучшие стихи. Часть 18. Вспых и Андрей Мединский.
18:30
Наши лучшие стихи. Часть 18. Вспых и Андрей Мединский.







Вспых:






Вселенский борщ

http://www.lit-krisha.ru/news/konkurs_prostye_veshhi/2016-03-22-724

 
Больными медузами в небе плывут облака,
В небесном фонарике свет ещё теплится, но
За край безоглядно укатится твой закат,
Ускоренной перемоткой схлопнется ночь.
 
Без скидки на возраст, статус и уровень трат
В глыбах-ульях из ста пяти-сот квартир
Вселенная кажется точкой в четыре утра.
Вполне умещаясь под одеялом к пяти.
 
И вот уже, хмурясь ветру нового дня,
По слякоти, пыли, лужам привычных троп,
Гуськом покидаешь родные свои ебеня,
Поспешно прячась в тёплых глубинах метро.
 
Чуть позже назад - по развалинам пост-совка
Из светлого прошлого в серое всё равно.
Больными медузами в небе плывут облака,
Проектор жуёт зацикленное кино.
















http://www.lit-krisha.ru/news/osennee_voskresenie_v_poiskakh_serdca_oseni/2015-10-25-346

У осени много личин.
Если утро добро,
Осень - солнечные лучи,
Отдающие серебром.
 
А бывает - это озноб,
Гвоздика и кардамон,
Дымящееся вино
И кислый лимон в нём.
 
Это когда еще жив
Кисельномолочный туман,
И откормленные ежи
Расползаются  по домам.

















http://http://www.lit-krisha.ru/forum/7-74-1

Не реви. Не горюй. Не сетуй. 
Не бросайся в людей говном. 
Успокойся. Пожуй конфету, 
Сфокусируйся на одном: 

Истребляй, как пропойца - водку, 
Заклинай - как змею факир. 
Разорви своей боли глотку. 
Выпусти ей кишки.















http://www.lit-krisha.ru/news/prjanichnyj/2015-10-31-358

Пряничный человечек лучше Кончиты Вурст
Пряник в тренде даже в кризисной Греции.
Его борода держит его на плаву
В море гастроно-мической конкуренции.

Хамон не вечен на мировой около-кулинарной ниве,
Выбрасывай в мусор фуагру и крутОны.
Мой пряничный человечек замешан на темном пиве,
Яйце динозавра, щелочи и бетоне.















Рядами

http://www.lit-krisha.ru/news/rjadami/2015-09-15-179

Рядами торчат хвосты
Из луночной мерзлоты.
Из песен и бересты
Из хворостин
Я вью огородный тын.
Забор от таких как ты
Их внутренней пустоты
И красоты.

Весна разведет мосты,
Уклейка склюет хвосты.
Озноб и дыра в горсти
Заставят расти,
Растопчут мой хрупкий тын
Из прутьев и бересты.
Я стану пустым как ты.
Ёбаный стыд.
















Андрей Мединский:



http://www.lit-krisha.ru/news/staret_ili_ne_staret/2016-06-25-1003



Стареть или не стареть? А выбор-то — не велик.
Бывает, приходит смерть, а ты ещё не старик.
Бывает, закатит жизнь телегу за поворот —
слезай и, давай, ложись — уже зашивают рот.

И жить бы ещё да жить, понять бы, где налажал,
а нет, ты уже лежишь, как будто всегда лежал,
всегда равномерно трезв, покоен и отстранён.
Гудит похоронный трест, и ты состоишь при нём.

Вот ладан уже зажжён, и гости стоят стеной,
и несколько бывших жён, а будущей — ни одной,
но зыбкое их родство уже не печёт в груди,
и только прозрачный звон — от вечности впереди.















Дворник

http://www.lit-krisha.ru/news/dvornik/2016-06-27-1006

Я больше дворник, нежели поэт,
и, с этим примирившийся однажды,
я обметаю дерева скелет,
проглоченный двором многоэтажным.
Опавшая к морозам желтизна
бросается под ноги сквозняками,
но если дереву зимы не знать,
откуда б эти строчки возникали?

Я больше птица, нежели звезда,
восход которой птица отмечает,
июнем поселенная в кустах
бессонными и юными ночами.
Но если умолкает соловей —
все потому, что птица точно чует,
что жизнь без солнца — смерти солоней,
и оттого всю жизнь за ним кочует.

Я больше мальчик, нежели старик,
и для меня естественней и ближе
терпеть, пока под ребрами сгорит,
чем жечь костры из рукописей книжек.
И осенью, найдя среди двора
себя, с метлой стоящим у березы,
осенние останки убирать,
не замечая вынужденной прозы.














Илья


http://http://www.lit-krisha.ru/news/ilja/2016-06-29-1010

Ветер  гуляет  в  диких  моторошных  полях,
бродит  боец  убитый,  ищет  себя  в  земле,
а  в  монастырской  раке  спит  богатырь  Илья,
в  темной  пещере  инок  песни  поет  Илье.

Гнутся  и  стонут  стебли,  крошатся  небеса,
падают  их  осколки  в  мутную  кровь  реки,
слышит  Илья  сквозь  песню  страшные  голоса,
чувствует  —  тяжелеют  сердце  и  кулаки.

Снится  ему,  что  в  поле  он  замыкает  строй,
звезды  летят  шрапнелью  от  грозовых  высот,
а  за  спиной  на  небо  новый  бежит  святой  —
пальцем  заткнула  вечность  липкий  его  висок.
















Сосны

http://www.lit-krisha.ru/news/sosny/2016-07-15-1063

Забыть  болезнь,  открыть  окно,  вдыхать
сосновую  предутреннюю  влажность,
многозначительно  молчать  о  важном,
а  прочего  –  совсем  не  замечать.

Быть  может,  эти  сосны  высоки
не  потому,  что  замысел  природы,
а  потому,  что  парусному  флоту
положены,  природе  вопреки.

И  в  каждой  –  молчаливая  мечта,
скажи  –  "мечта",  и  ты  услышишь  –  "мачта",
все  остальное  –  большего  не  значит,
чем  беличья  пустая  суета.

Все  остальное  –  это  мокрый  срез
и  перспектива  жить  с  фантомной  болью,
и  видеть,  как  пересекает  поле
дорога,  покидающая  лес.









Категория: Избранное | Просмотров: 281 | Добавил: Рии | Теги: Избранное | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar